Скачать презентацию й ха ды Вы Радуйся жизни теперь без Скачать презентацию й ха ды Вы Радуйся жизни теперь без

Выдыхай.pptx

  • Количество слайдов: 28

й. ха ды Вы Радуйся жизни теперь без меня, Закончила ода, эпопея огня. . й. ха ды Вы Радуйся жизни теперь без меня, Закончила ода, эпопея огня. .

Я уже упала, с колен хочу подняться, но удар вновь ставит в положение надгробья. Я уже упала, с колен хочу подняться, но удар вновь ставит в положение надгробья. . .

1. Гвенивера 2. Лети Макет 1. Гвенивера 2. Лети Макет "Заголовок и объект" со списком 3. Извини 4. Не упускает Мне не нужна… § 5. Добавьте здесь первый пункт маркированного списка. 6. Кому нужны? ! § 7. Добавьте пока есть время пункт маркированного списка. Храни ее здесь второй 8. Ангел горестных картин § 9. Добавьте здесь третий пункт маркированного списка. Игра Фемиды 10. Одиночка 11. Три аккорда вен. 12. Признание. 13. Как проза жизни 14. Больна 15. Умираем 16. Аксиома 17. Ч сомневаюсь честно 18. До встречи 19. Исчезнуть 20. Наивная 21. Глупая еще

Комментарий от автора: Настолько глупо -- это значение любовь. Мы влюбляемся расстаемся льем слезы, Комментарий от автора: Настолько глупо -- это значение любовь. Мы влюбляемся расстаемся льем слезы, выносим сами себе мозг песнями. Мы режим себе вены, а ты подумай какого будет в будущем. Представь, что у тебя дети, семья, не уж – то т ы готов со всем этим проститься – сомневаюсь.

Слезы в тетради. Шепчу, а о чем? Календарь – ровно год. Сентябрь – больна. Слезы в тетради. Шепчу, а о чем? Календарь – ровно год. Сентябрь – больна. Чувствую боль, умираю в слезах. Дышу под водой, Как рыба – нема. Машина, дороги, сведут ли они? Цветы отцвели. Замыкаются мысли в строчках поэм. Поэтом мечтать, а быть не дано! Леса, поля зальются огнем, пламенем печали на рассвете. Лекции, книги… Хочу застрелиться, глотаю обиду, жгет так внутри… Вздохни же поглубже, успокойся, слышишь! Все иначе, ты верь! Гвен ивер а Он не плачет, даже не вспоминает… он с другой теперь засыпает… Ему не нужны открытки ручные, подписи с фразой «буду всегда…» Все письма сжег он в печи. Ты грустишь, ты не одна с тобой тишина, луна дополнит одиночество в ночи… Смотри, он вновь на мерсе, катает куклу – в ней нет любви, лишь материальност Смотри, он снова в углу с ней … А ты… Перевернутый мир снова к черту пошлешь… Сама же не знаешь, чего теперь хочешь… Просишь и молишь ангелов в полночь отпустить в небеса… Стеклянный твой взгляд – всеми изучен давно… Смешно… Любовь - теперь все равно… У окна, этажей где – то пять… в очередной раз мысли сводишь ты вниз… Уйдешь от проблем, придуманных миром… ты не рискнешь… «Свободнее стала» вновь повторяешь… так ли? – сомнения верх берут над тобой Ты осталась совсем пустой, увы он не твой!

Ты мне на вопрос ответить. Расскажи, как чутко спишь. Прости, слезам не веришь – Ты мне на вопрос ответить. Расскажи, как чутко спишь. Прости, слезам не веришь – знаю. В плену я, в мыслях о тебе. Прошу. … Сквозь моря ко мне примчи. … Сотри оттенки в зеркалах. Чернила с кожи выведи и раны залечи… Путь Бог простить, за сказок представления, Простит за боль и в небо пусть взлетит он. С птицей ты лети – лети. В край, где в небе чудеса, Где песен мелодичность. Через край спешит с утра. Лети – лети Мне весточку пришли, с кем и как? Прости меня, за мрачной городок души, Прости меня и снова уходи… В бору елей я снова растворюсь. Сочинение, как жизни путь – продумай. Ирония в осенние деньки. Мечты по вечера я вспоминаю…

Обещал быть рядом – ушел так странно. Под прицелом вновь душа моя. Насильно я Обещал быть рядом – ушел так странно. Под прицелом вновь душа моя. Насильно я перебираю мысли. Со слезами уходила и шептала «Я смогу!» За поворотом рухнет камнем вниз сознание… Я нелепое создание. Иду вперед, все робче шаг. Я знаю мысли сейчас лишь о нас. Ветрено. И холодно мне честно… Простое смс с секундой мысли – извини… Извини…

Шорох листьев, шаг и вздох. Умеренно ты поглощаешь мысли в слух. На блокнот слеза, Шорох листьев, шаг и вздох. Умеренно ты поглощаешь мысли в слух. На блокнот слеза, фраза в нем мечтою ведает. Ты молча смотришь. Он под руку, он с другой. Лидер партий – под прицелом. Взгляд твой вновь пронзит его. С улыбкой вновь встречаешь грусть. Пусть, он уйдет, ты посмотри – он обернется… ведь смелости не хватит, чтоб покинуть край очей ему так дорогих. Глаза забиты слезной пеленой. Голубых, родных таких любимых он запомнит на года… и по объятиям твоим в холодный вечер он скучает. Из рук своих историю не упускает, но молчит, что все же помнит… В звенящей тишине ты перечитываешь строчки, ждешь его ты с новой встречей. Не упускает.

Пытаюсь вновь преодолеть границы… мне написать страницы книг никчёмных. Я голос вновь твой вспоминаю, Пытаюсь вновь преодолеть границы… мне написать страницы книг никчёмных. Я голос вновь твой вспоминаю, иду ко дну. Мне дико думать о тебе и надоело вновь передумывать истории, реальностью погребшие в земле. Когда же точка? Меня повергло в шок то смс «мне не нужна!» , почувствуй подлость мира нашего… Мне интересно, сколько снов о мне мечтал? - каждый день увы считаю звезды в небе без тебя. Не думай, ты не виновен в страхах, что душа моя таит. Не думай, я не придумала, мне даже не приснилось… Мне грустно, холодно, противно… Не выносимо! Я запуталась в тине старого болота. В моих глазах померк вновь свет. В моих словах закончилась ирония. А кем я стала? – той, что сделал ты меня. и после этого ты сможешь мне сказать прощай!? . . . наврятли. Мне не нужна

Кому нужны? ! Мне вздох полуночи дарует вечность и посекундно миг расписан. В мгновении Кому нужны? ! Мне вздох полуночи дарует вечность и посекундно миг расписан. В мгновении романа — интроверт. В поисках себя – на улицах, окутанных печалью. На теле горькость, правда жизни. На теле мимолётные мечты. А за окном сменяет ночь дождливая погода, уверена мне не дожить до следующей зари, я потону в своих глубинах. А день вновь сменит вечер. А за окном звезд далекие планеты, а за окном глаза мне слепит темный дым. Знаю правду, и таю ее лишь от себя. Ты может завтра и не вспомнишь до безумия, до грани мои строчки чертовых поэм. Кому нужны проклятые сонеты, когда душа кипит наружу? Кому нужны чужие беды, когда свои небрежно раскидал ты, чтоб забыть? Кому нужны разбитые ворота, где вход подчас доступен каждому? Кому нужны те фонари, что на веке вновь угаснут? Кому нужны SMS с развратной тайной? – никому! Мечтаешь быть любимым – жаль кричишь «Она не та! Мне не нужна та, что чувств полета знать не знает» — а сам твердишь любви то нет…

Попробуй, докажи мне в том, что чист душой. Я в мышеловке. Сон – кошмар. Попробуй, докажи мне в том, что чист душой. Я в мышеловке. Сон – кошмар. Загоняешь в угол вновь мои ты представления. Тени ламбады на стене, все так красиво – постановка. Все грешно, реальность то признала. А ты очнувшись ночью поздней, задашь вопрос себе «А где ж она? » Ты вспомни, как обидел лезвием из фразы состоя. Любя, она все забывала. А ты вновь шлялся по ночам. Она все верила, ждала. Теперь пуста ее душа. Ты опустил ее до низа, теперь она уже мертва, теперь в гробу из черной ткани, теперь под гранитною плитой. Зарею стала для тебя. Оберегает по ночам. Она мечтала стать лишь той о кой ты думаешь сейчас. Узнав, что мыслей оккупантом стал, и что ушла она рабыней став, ты молча промолчишь… Признания в любви теперь вновь для другой. А время просится долой, о той увы ты позабыл. Замолкли старые часы, камин остыл и нет тепла ее, все нет. Никто не греет снежною зимой, никто не ждет в полуночи домой. Поймешь, но поздно, а она в земле. Поймешь, но поздно, нет ее навек. Храни ее пока есть время

Очнусь ли я – увы, наврятли. Зима сурова – я одна. На улице бушует Очнусь ли я – увы, наврятли. Зима сурова – я одна. На улице бушует ангел горестных картин. Инеем вновь по щекам каснется серый дым. Принимаешь горький, гадкий тот адреналин, пытаешься вновь написать ему… не отправляя снова слезы в тленном разуме остались. У тебя забрали сердце и теперь душа, та что внутри, застыла. Ты забыла, как писать жизнь и сказки по ночам. Ты позабыла, о снах, что тебе преподносила ночь в грезах о любви. Романтика? – нет, романтизм. В конце герой погибнет так ведь, а пока окурок тушишь ты в мыслях проклятых, мат через мат. Затягиваешься вновь. Когда поймет краса истории моей? – она ведь, я сама! Меняет этот страх. Мистично, словно призрак я брожу меж заброшенных оврагов. Покажу вновь белый флаг – слаба, душой, пишу так странно. Тройная н, нет, не могу…. Все наяву и убивает. Все наяву и проклинает. Я потерянный рассказчик, романтик и поэт безлюдный. Ангел горестных картин

Порой мы ищем ложь и слезы, что – то в разуме сердечном. Так мало Порой мы ищем ложь и слезы, что – то в разуме сердечном. Так мало пройдено сейчас, что будет дальше, кто же знает? Твоя поддержка, лишь игра фемиды, смысла нет… А ты коснись рукой прохлады, так робко, что б я знала – не одна. Когда скрываешь ты проблемы, замыкаешься, пытаясь что – то изменить. Мне прожить хотя бы миг, никчемный миг. Тянешь руки к небу, а в ответ пощечина… и как теперь скажи мне боже верить в твой правдивый суд? ! Пытаюсь пересилить, и иду вперед, надолго ль хватит моих сил, что б каждая секунда раем обратилась? ! Однако в сердце бьешь, будто ты нашел мишень… так попадание в десятку, и нет меня, как нет огня холодною зимой, сырой, согретой мыслями мечтой. Когда живешь ты в мире, где «Нет» прощению сказали. Устала я стучаться в дом где нету окн и дверей. По венам кровь и по рукам она… надрез на бледной коже и похоже не поможет ведь никто… И в этом мире, ты одна, ты так чиста, а ну ответь, когда же ты очнешься, слышишь бьешься об стекло и в четырех стенах ты заперта теперь… Я в кулаке сожму кочек бумаги с фразой «love don’t for me» ….

Ты восприятием так сложен и колок на язык. Ты стал каким – то грубым, Ты восприятием так сложен и колок на язык. Ты стал каким – то грубым, а мне обидно, знаешь? . . Ты перекрыл все мои чувства ненавистью. И теперь мысли по утру замыкают мерзкий круг. Что если… а может вдруг в кошмаре я? Меня так манит аромат одеколона твоего. Ты такой, какой – то неземной, такой родной… Молчание, гудки, все наши чувства так легки…. Тебе не одиноко, знаю. Зачем отмазки ты кидаешь? Что же от меня ты вновь скрываешь? Зачем меня ты губишь? Сердце на куски – переживу. Я одиночка, так ведь? Быть одной, судьба мне приказала, что ж будь так. Терпи все будет хорошо – я верю это просто, да! И зубы сжав я буду сильной, идя в крови душевной, буду все сильней! Ты не эмир и повелителем не станешь!

Ты так сердечно ждешь его. Пытаешься поверить, но… Знаешь, не увидишь больше ты очей Ты так сердечно ждешь его. Пытаешься поверить, но… Знаешь, не увидишь больше ты очей родных. В чашке кофе, в голове депрессия. В колледже вновь новая сессия и не до ней сейчас тебе. В плей листе твоя свобода, в плей листе твоя хандра… Тебе пора давно очнуться и перестать мечтать… Прими ты реальность, не вернется… Казалось бы, все ерунда, и все считают «не права сама» , Они не знают ни о чем! Судят. Глупо. Ты ждешь его – напрасно. Знаешь? Ты так мила в мире странностей, что полон. Вспоминаешь, ласки, сны вдвоем и снова плачешь, И что-то прячешь в темноте, в глубине души. Жестока так для всех. И все считаю нелюдимой и все считают, что чужда. Три аккорда вен. И не спасет тебя дождливая погода, не заберет печаль твою увы. Глаза закроешь на его слова, и ждешь его ты, позабыв про боль. Вечер, холод – ты одна. На гитаре три аккорда, больше… слезы через край… Надрез на коже, что разрез в душе. Испытываешь боль ты разумом своим, перенося на тело чувства.

Я мимолет считаю звёзд. Вновь задыхаюсь в собственных слезах. Когда заслугам нет поощренья, твои Я мимолет считаю звёзд. Вновь задыхаюсь в собственных слезах. Когда заслугам нет поощренья, твои старанья рухнул вниз Когда нет признание таланта спишь в поисках мечты особой. Порой, прошу, прочти моё посланье между строк, Прощу, прощенья отыщи. . . И где - то рядом выход есть, и где - то рядом его нет. . . Когда ж ты поймёшь, что не нужна ты не нужна!!! Добив ты ищешь, чтоб сказали, мне по нраву это, но. . . Скорей услышишь обвиненья. Сомнения в себе как будто что то да не так. И разучилась верить, что умеешь, и позабыла ты каковой была…

На веки я останусь той, чье имя ты забудешь просто отдалившись. Снова вечер за На веки я останусь той, чье имя ты забудешь просто отдалившись. Снова вечер за окном и холод по щекам…. Все там. Тихая обитель, сны хранителей кружась. Унеси меня пора осенняя, прошу. Мне б не писать истории сонетов неизвестных. Мне лестно ваше слово о добре, о мой сеньор, кому сейчас вы пишите послание. О господин, прошу мне иронично улыбнитесь, мне так приятен взгляд ваш хищный. Ваш мимолетный взгляд ловлю все на себе. Мне не поймать его увы прискорбно…О бог ты мой, вскружила голову его персона. И он настолько актуален, он гениален! Сон души, что вместе мы. А мне мечтать отдала честь судьба. Кружилась в небе вся моя печаль. Гоню все мысли прочь, срывая с неба капли слез. И тушь растёрлась по щекам. А я туман преодолевая, иду по улице безлюдной. И сердцу холодно и нечем греть теперь, нет тепла, даримого любимым, нет тепла рассвета на границе дня и ночи. Меня окутала хандра. Закрою очи я, вздохну так глубоко. Мне хорошо, ведь так? – но нет… И одиночество съедает изнутри, шорох листьев подошвой ботильенов ломается, как жизнь моя – напополам. Когда – нибудь спустя года, открою книгу я истории своей. Альбом – фантазий, неудач и посмотрю я вдаль, где корабли качают мачту, унося минуты счастья все мои. Итог тот прост, как проза жизни: мы попросту теряем время, что настолько коротко, и так сердечно просим помощи других, порою забывая, что для них, мы и секунды выделить не сможем, чтоб понять их внутреннею боль. Мы попросту года теряем, чтоб всю дорогу нам дойти, попробуй ты, мой незримый друг, познать всю волю негатива, не останавливаясь шаг ускорь, сейчас же, чтоб не покинуть путь свой, вестник, в раннем возрасте из гранита вырежу я сердце, и канув в вечность на века. Как проза жизни

Больна А я больна, больна тобой. Давай иди, иди коль этого ты хочешь, Ты Больна А я больна, больна тобой. Давай иди, иди коль этого ты хочешь, Ты можешь снова причинять мне боль новой одой о любви. Замолкни! Мне и так не просто. Ты все бьешь по сердцу песнями, что съели душу. Ты все ждешь его, жаль, что большего не будет.

Умираем Пианино, в углу у старого камина. Умертвленно ждёт зари. Сквозь скважины и щели Умираем Пианино, в углу у старого камина. Умертвленно ждёт зари. Сквозь скважины и щели меж дверей, струится маленький осенний луч тепла. Была бы я царицей дома, в пыли забытого погрома. Остались мнимые стихи, что я где то позади. Смотри, по клавишам стучит тень прошлого. Горят свечей огни в холодной ночи. В бокале груздь рябины алой, превращает в что - то пьяное мою печаль. Мне жаль искренне мне жаль, что мы теряем самое родное, что остаемся подле развалистого дома. Мне жаль, искренне мне жаль, что умираем под звуки строго порада.

Аксиома Уходить всегда проще… не так ли? ? ? А я прошу, позволь мне Аксиома Уходить всегда проще… не так ли? ? ? А я прошу, позволь мне стать кем-то ближе чем я есть. Прошу тебя будь честен, душевен, правдив. Позволь мне стать ветром, целовать тебя сквозь Уходить всегда проще… не так ли? ? ? раскрытое окно. А я прошу, позволь мне стать кем-то ближе чем я Оно так близко и настолько далеко – счастье в дверь есть. стучит, Прошу тебя будь честен, душевен, правдив. Я ключ налево поверчиваю, и гремит замок. Позволь мне стать ветром, целовать тебя сквозь Ты чужд мне. раскрытое окно. Мне ненавистно твое слово о любви! Оно так близко и настолько далеко – счастье в дверь Прости навеки одиночкой быть. стучит, Уйди, оставь одну я аксиома, Я ключ налево поверчиваю, и гремит замок. Действие напротив, просто вроде – нет… Ты чужд мне. Мне ненавистно твое слово о любви! Прости навеки одиночкой быть. Уйди, оставь одну я аксиома, Действие напротив, просто вроде – нет…

Я сомневаюсь…. честно…. А ты представь, что рядом нет меня, что я чужда, что Я сомневаюсь…. честно…. А ты представь, что рядом нет меня, что я чужда, что не твоя. . И какого когда согреет лишь глоток вина сухого? Мне стало так все безгранично, и теперь я где - то. Вроде есть, но вроде нет. Ответ. В ответ гудки, как выстрел, так немы. Они не скажут, не покажут какого. И мне писать все без причины, твои глупые обиды выжимают снова сок. Найдёт ли счастье в сердце вход? Коснется ли вспышка горизонта глаз моих таких далёких? Я не вернусь уже ведь так? Давай попробуем все по другому сотворить, останемся друзьями ли? Я сомневаюсь честно. . .

До встречи Какой была, такою и осталась. По - прежнему ломаю карандаш не прочный До встречи Какой была, такою и осталась. По - прежнему ломаю карандаш не прочный при мысли о тебе. Стираю пальцы об книжки мертвых жизней чьих – то. Меня уж жизнь и не согреет. Меня увы не извинит…. Прости не изменилась, как просил, по – прежнему молитву, посвящённую тебе, господь всемирный слышит. Я позабыла и все из памяти стираю, но на душе осадок. Меня, глубины дна речены одолели – перекор. Приговор. Окончился сезон весны, теперь зима, и я одна, как дежавю, так повторится сотый раз…. Мне по нраву запах увядающей поры, мне по нраву запах еловой сосны. Все мечты настолько ясны… как ты? Скажи, что счастлив, улыбнусь… Отягощена печалью, будто рядом… мы встретимся однажды, ты сведешь ведь нас судьба? ! Я верю. Буду ждать тебя. До встречи в сне глубоком…

Исчезнуть Меня так часто мучает вопрос, казалось прост он, но сейчас мне тяжко так Исчезнуть Меня так часто мучает вопрос, казалось прост он, но сейчас мне тяжко так … И все посылаю бросаю, рву, на грани шизофрении… теперь предела нет, и тоска бьет по вискам, в бокале виски с горьким, как жизнь кусочком льда. Я окована в твои оковы. Я умерла казалось бы давно. Нет меня равносильно, как нас… коснись меня прошу сейчас подчас мне холодно теперь. Все потерялось, как километры чертовой дороги. Мне осточертело все лестные слова в мой адрес, знаю, я не такова. Моя жизнь лишь маска театральная – игра. Мне б отыграть октаву ноты без ошибок, чтоб вечность кануть и исчезнуть…

Такая странная, она, облезлая и хриплая слегка. Она привыкла, незамеченной останется опять. И тонкий Такая странная, она, облезлая и хриплая слегка. Она привыкла, незамеченной останется опять. И тонкий зов о помощи отродие людское не поймет. Вернется в старый дом развалистый, промокшая, голодная, простая… напоет мелодию свою, убаюкает его. Сынок –живой. Один остался из шести. А ей хотелось обрести тот теплый дом, обед тот пылкий, новых бед не ждать. Засыпала, обещала «Сынок, будет лучше» , мурлыкала тихо колыбель свою, укутав его в теплую перину листьев. С утра укрывает дитя осенью опавшей. Идет. Капелька скользнула мимо ободравшегося глаза. Создание, изведанное боль, ищет хоть кусочек пищи. Ей кинули кошурку, так на отмажь, она бежала к мягкому, пушистому комочку, одни из шести… И снова искала крупицу, но кто – то, про милосердие забыв, погнал камнями… она все шла не ведала и сил. Пришла все любовалась им, котеночком шестым, зализывала раны и тихонечко шептала «Не верь никому, я буду с тобой» … и снова утро гордости не зная, к дому где вчера ее прогнали, с робостью она дошла, знала, что погонят, но… Хозяйка лазского впустила, молоком ту напоила, дала какой – то маленький кусочек ветчины копченой, бедная, глупа, наивн еще… несла сыночку капельку приятного обеда, не донесла. . . не знаю к благу ль иль к беде… В радости - яд. Так на дороге и осталась. Шаг не сделав, вдох трудней. Последней мыслью стала о сынке, сердце застыло, покинула душа… Котенку холодно. Он ждал так мать, но нет… жестокость племени людского, о как же можно? ! Прошло три дня, и нет его, как и ее. Осталось лишь завернутое тело в теплом пледе октября…. Наивная

Забываю. По частично помню встречи. Легче — нет. Глаза открыть бы и вздохнуть свободно, Забываю. По частично помню встречи. Легче — нет. Глаза открыть бы и вздохнуть свободно, но. . . В них океан соленый слезою обратись меняет смысл жизни в смерть. Рука дрожит, прицелен нож на вену, я слаба. . . Ты не пытаешься вернуть мгновения, что мы делили на двоих. И нет теперь той пары двух сердец, что осени капель превращали в вальс огней. Ода, где ключ не отворяет дверь, где мы считаем разницу потерь. Что мы за существа такие? Теряем, будто легче стало. Нет, ведь нет. Теряешь капельку себе и губит алкоголем с ночи до утра. И думаешь какою сукой вновь очутилась эта чертова судьба. О да… ты плачешь думая, что не придет, сама подумай, что натворила, глупая еще…. Глупая еще…

Лови меня, сны мои ты приручил. . Теряй меня, жить без тебя меня ты Лови меня, сны мои ты приручил. . Теряй меня, жить без тебя меня ты научил. . . Мои слова не понимаешь, меня не ценишь, снова проиграешь. . а может лучше будет не дышать тобой, а может проще будет стать немой. .

Жестокая жизнь порою загоняет нас в угол. Закрываясь, в ванной мы утопаем в истерике Жестокая жизнь порою загоняет нас в угол. Закрываясь, в ванной мы утопаем в истерике замкнутого пространства – безвыходности. Нас кардинально меняет этот мир. Мы имеем лишь два выхода: Убивать самих себя или душить болью. Ты говоришь, что абсолютно все равно о том, кто что говорит? ? – ложь. Не ври себе. Ты настолько же чувствителен, как и я или он. Пытаешься быть сильным? ? – А зачем? ? Глупо пытаться, если приходя домой, ты поглощаешься в миф жизни, которой нет и никогда не будет…

Lina Vease Lina Vease