Воспоминания моего любимого Брата Работу выполнила Юниана Валентайн-Даггерати-Поттер-Лестрейндж

  • Размер: 283.0 Кб
  • Автор:
  • Количество слайдов: 21

Описание презентации Воспоминания моего любимого Брата Работу выполнила Юниана Валентайн-Даггерати-Поттер-Лестрейндж по слайдам

  Воспоминания моего любимого Брата Работу выполнила Юниана Валентайн-Даггерати-Поттер-Лестрейндж Воспоминания моего любимого Брата Работу выполнила Юниана Валентайн-Даггерати-Поттер-Лестрейндж

  Рассказ о себе   Меня зовут Юниана Валентайн-Дагератти-Поттер-Лестрейндж. И я… Не совсем человек. Рассказ о себе Меня зовут Юниана Валентайн-Дагератти-Поттер-Лестрейндж. И я… Не совсем человек. Родители мои являлись людьми по происхождению и аристократами по воспитанию, так что образование я получила отменное. С пяти лет изучала французский, хоть и жила в то время в Лондоне, и латынь, учить которую было очень и очень скучно, ведь на этом языке не говорят уже тысячи лет. Когда мне исполнилось десять, наша семья переехала жить в предместье Парижа. Сам город оказался очень красивым, хоть мне и не часто доводилось там гулять. Устав от бесцельных занятий, которые, как мне тогда казалось, никогда не пригодятся во взрослой жизни, я решилась на побег. Было это в пятнадцать лет, однако меньше, чем через год меня вернули. И вернул именно ты, Братик! И вот настала Роковая ночь. Париж. Накрапывает дождик. И наш старший Брат совершает ошибку. Роковую ошибку, меняя мою душу на Силу. Что она ему дала? Зачем он это сделал? Ответы на эти вопросы я не узнаю никогда. Да и знать не хочу. А дальше. . Дальше Ад. Ад и прекрасный юноша, оказавшийся сыном Великого, как его называют демоны. Что ж. . Я была не против познакомиться с Эко.

  Долгожданная встреча  Это случилось совсем не так, как хотелось бы. После удачного побега Долгожданная встреча Это случилось совсем не так, как хотелось бы. После удачного побега из Ада я долгое время слонялась по нашему прекрасному Миру, не находя себе пристанища. Уже потеряв надежду отыскать хотя бы Александра, я вышла к Озеру. Да-да. К тому самому Озеру, рядом с которым расположился величественный замок, который, как мне теперь известно, и стал местом, приютившим тебя, Братик. Там на берегу меня обнаружил милый парень, оказавшийся не таким уж и простым, каким показался мне сначала. Я чувствовала, что он. . Как-то связан с тобой, но юноша не хотел говорить на эту тему. И теперь я понимаю почему, но. . Почему, Братик? Почему ты так относишься к Ичии? Что он тебе плохого сделал? Или опять боишься причинить кому-то боль? Ладно, в любом случае это дело твое. И только твое, а я, пожалуй, продолжу. Этот милый юноша по пути сюда спас меня. . Вновь. . Азазель. Этот демон так и не смирился с решением Эко о том, что я отныне нахожусь под его защитой. Ну а что тут еще сказать? Когда он появился я, если честно, очень испугалась, однако твой студент. . Он отпугнул Проклятого и помог мне прийти в себя. Произошел этот инцидент на подходе к этому прекрасному замку.

  Начало общения  И вот теперь мы с тобой сидим тут, в этом уютном Начало общения И вот теперь мы с тобой сидим тут, в этом уютном кабинете, и. . Я вижу, что тебя что-то тревожит, грызет изнутри, но что? Мне хочется это узнать, но я боюсь. Боюсь, что ты закроешься от меня, боюсь узнать о том, что кто-то родной погиб. . Но всё же я решаюсь. — Братик, что с тобой произошло? — вопрошаю я, с мольбой заглядывая тебе в глаза. Ты так изменился за эти годы, что прошли с. . Впрочем неважно, ведь сейчас мы рядом, а это значит лишь одно. Вместе навсегда! И вот. . Ты начинаешь свой рассказ. Если честно, то мне до сих пор страшно, ведь с кем-нибудь из близких могло случится что-нибудь ужасное, а виной этому буду я. . Именно этого я страшусь более всего. Рассказ ты начинаешь с того момента, как Отец уехал из поместья, оставив наш Дом под присмотром Ала. И вновь перед глазами проплывают те сцены. Вечерняя ссора. . Огонь, вырвавшийся из камина. . Комната Александра, как всегда идеально чистая и опрятная, и наш с ним разговор. . И Ночь, ставшая для меня Роковой. Ночь, когда я в полной мере осознала значение слова предательство.

  Память… Странная вещь эта память. Мы можем помнить некоторые дни чуть ли не досконально, Память… Странная вещь эта память. Мы можем помнить некоторые дни чуть ли не досконально, но в то же время даже не недели, но месяцы сливаются в ее недрах в одно неясное мутное расплывчатое пятно, а те момент, которые, как нам когда-то казалось, заперты глубоко внутри, заперты на все мыслимые и немыслимые замки, оказывается, все эти годы летели рядом и ждали лишь подходящего момента, чтобы подать голоса. И я вспоминаю… Вновь. . Мы были тогда довольно дружной и весьма веселой семьей. Нас всегда было трое. Алекс, Ты и я. Вокруг вновь мелькают обрывки Памяти. Как же больно… Почему? Почему так больно вспоминать все это вновь? Трое молодых ребят, чем-то похожих друг на друга, но, все же, таких разных сидели в уютно обставленной гостиной. Я сидела у камина, а ты с Алом о чем-то увлеченно спорили.

  Память…   - Ал, зачем тебе все это? Недовольно спрашивал ты, стоя напротив Память… — Ал, зачем тебе все это? Недовольно спрашивал ты, стоя напротив брата и гневно глядя на брата. — Сам прекрасно знаешь, что, для того, чтобы победить их, нужна Сила. А ее почти нет у нашей семьи. Отвечал Алекс, так же гневно смотря на тебя. — Мальчики, не ссорьтесь. Жалобно попросила я, подходя к Вам. — Юни, а ты не вмешивайся. Рявкнул он, глядя на меня. — Ал, не ори на нее. Мрачно произнес ты, обнимая меня, а Лекс презрительно фыркнул. Видение сменилось.

  Память…  Я сидела на подоконнике и тихонько напевала старинную песнь Нашего рода. Алекс Память… Я сидела на подоконнике и тихонько напевала старинную песнь Нашего рода. Алекс появился из темноты и незаметно подкрался ко мне. — Юни. Тихо позвал он, опуская руку на плечо. — Ты как? Я была слегка удивлена его поведением и лишь растерянно кивнула. — Отлично. Так же тихо произнес он. — Мне нужна твоя помощь. — В чем? Тихо спросила я, с интересом смотря на юношу. — Ты давно была в городе? Вместо ответа спросил Алекс. — Да. Честно призналась я. — Хочешь туда? Уточнил он, пристально глядя мне в глаза. Я кивнула в ответ. — Отлично. Мне нужно будет, чтобы ты поговорила с… Одним человеком. Только. . . Парень ненадолго умолк. — Дай мне непреложный обет, что Братец не узнает об этом. Я согласилась и исполнила просьбу брата.

  Память…  Стоял дождливы вечер. Ты сидел на подоконнике в гостиной дома и о Память… Стоял дождливы вечер. Ты сидел на подоконнике в гостиной дома и о чем-то думал. Я подошла к тебе и приобняла за плечи. Ты оторвался от созерцания капель, стекавших по стеклу, и приветливо улыбнулся мне. — Вит, о чем ты задумался? — тихо спросила я, грустно улыбаясь в ответ. — О многом, — прошелестел ты, вставая на ноги и обнимая меня. Ты любил меня. Любил как сестру. Из всех наших родных только со мной у тебя были доверительные отношения. И от этого становилось еще тоскливее. Ты подвел меня к креслу и посадил себе на колени, погладив по спине. — Ты чего такая грустная? — тихо спросил ты, глядя на меня. — Ал, — так же тихо произнесла я. — Он мне предложил кое-что. А я согласилась. Теперь не знаю, стоило ли? — А что тебе предложил Брат? — поинтересовался ты. Твое лицо слегка помрачнело, ибо ты знал, что Алекс способен на многое ради достижения своей цели. — Поехать с ним в город, — откликнулась я. — Не спрашивай меня, Братик. Я не могу тебе рассказать большего. — Но почему, Юни? — удивился ты. — Я дала Обет, — тихо произнесла я.

  Боль потери  Отца не было чертову дюжину дней. Мы с Алом практически не Боль потери Отца не было чертову дюжину дней. Мы с Алом практически не разговаривали, а точнее вообще не разговаривали друг с другом. Это было, пожалуй, самое тяжелое время за всю мою долгую и довольно-таки насыщенную жизнь. Даже внезапная кончина барона Бель Канто и его прекрасной супруги Теи, наступившая несколькими месяцами ранее, показалась мне тогда даже меньше, чем детской обидой. — Вит, меня не будет некоторое время. — Эта фраза была первой, которую я услышал от Брата после твоей гибели. — Что? — оторопело переспросил я, не воспринимая тогда происходящее, как реальность. — Что слышал, — отозвался Ал. Парень явно нервничал. — Я не знаю, когда вновь смогу выйти на связь. Сам не пытайся, все равно ничего не получится, только головную боль себе заработаешь. Брат крепко обнял меня, словно бы прощаясь навсегда, чего за ним отродясь не бывало. — Не уходи, — тихо попросил я, и сердце буквально схватили ледяной железной рукой. — Только не сейчас, прошу тебя. Нет. Ты… Ты не можешь вот так просто взять и… — Парень, я уже принял решение, — тихо с легкой теплой усмешкой произнес он, отходя. — До встречи, Мелкий. Если таковой, конечно, суждено случиться.

  Семья, Почему?   -Разбудил меня хлопок входной двери. Честно говоря, я здорово обрадовался Семья, Почему? -Разбудил меня хлопок входной двери. Честно говоря, я здорово обрадовался тогда, решив, что Ал, все же, образумился и решил вернуться. Но я ошибся. . Ты усмехаешься в своей прежней манере. Так странно замечать прежнего тебя в этом новом совершенно чужом для взгляда теле. Но это ты. Ты, несмотря на все, что происходило в жизни остался прежним, Братик. — Вит, даже мне понятно, что, раз Ал поступил Так, то он не отступит от задуманного. С нежной полуулыбкой произношу я, ласково перебирая твои волосы. — Сам не знаю, почему так подумал. Отвечаешь ты, вновь переводя взгляд на окно, по которому медленно стекают капли. -В тот вечер я приземлился в Нью-Йорке, оставив позади всё, что хоть как-то связывало меня с семьей, ведь в этом городе меня никто не знал. Решительно сойдя с самолета, я отправился в какую-то дрянную забегаловку рядом с аэропортом. Именно там моя судьба круто изменилась.

  Встреча с Фишером Вокруг вампира закружились его воспоминания.  Парень сидит между барной стойкой Встреча с Фишером Вокруг вампира закружились его воспоминания. Парень сидит между барной стойкой и окном в самом дальнем от входа углу и потягивает очередной напиток, совершенно ни на кого не обращая внимания. — Полковник Фишер. USARMIID. США. — Коротко бросил мужчина, подсаживаясь рядом. — Мне нужна ваша помощь. Молодой человек лишь кивнул, глядя куда-то сквозь собеседника. Полковник сделал какое-то резкое неуловимое движение, и юноша отключился.

  Братик! Спасибо, что Ты есть! Береги себя! Братик! Спасибо, что Ты есть! Береги себя!